TANY

Танюха

Глава 2 Развитие, или  Спасение второе



…Если в заданном вопросе уже подразумевается ответ, то люди несведущие называют его риторическим по двум причинам: первая – чтобы не отвечать, а вторая – четкое осознание того, что задал его человек сведущий.

(Из лекции для студентов профессора психологии, пожелавшего остаться неизвестным)


Танюху основательно развезло – она нетвердо держалась на ногах, и пришлось ее крепко придерживать, чтобы не заносило на поворотах. Когда мы прощались с Саней и Олей на улице, она улыбалась, глядя на нас лучезарным взглядом, и даже хохотала. Они пошли ловить такси, поскольку был уже первый час ночи, а я поволок Таньку к себе домой. Она только спросила: «А куда мы идем?». Я ответил, на что она сказала: «Хорошо…» и вопросов больше не задавала; ведь не так уж давно они с Саней неоднократно бывали у меня, даже ночевали в отсутствие родителей. А у меня была тогда студентка Света, и мы веселились вчетвером – ну, все как положено.

Повесив ее сумочку себе на плечо, я крепко держал ее за левый локоть, иногда перехватывая подмышку, потому что ее сильно штормило; тем не менее, она что-то бессвязно бормотала, веселилась и даже пыталась петь песни… Но не прошло и получаса, как мы добрались до квартиры, я ведь и сам-то был не сильно трезв; однако  практика и частые тренировки – это великое дело… А Танюха к тому времени стала уже  совсем никакая, я еле вытянул ее из лифта, где она уже надумала было немного прилечь и как следует отдохнуть. Портвешок, я вам скажу из личного опыта, это такая мина замедленного действия – сначала легко-весело, а потом по мозгам каа-ак бабахнет… но не сразу. Эта штука, кроме всего, еще и долгоиграющая. Я на эти грабли не раз наступал, зато возможности свои знаю.

Я отволок ее к себе в комнату, усадил в кресло, быстро раздвинул софу и постелил. Потом раздел ее, полусонную, догола в два приема – от верха освободил в кресле, потом уложил на кровать и стащил весь низ. Она что-то мычала неразборчиво, но в горизонтальном положении отрубилась практически мгновенно и засопела…  Я полюбовался на голое беспомощное тельце, лежащее на спине с раскинутыми ногами. Кожа у нее была смуглая, гладкая. Грудка маленькая, но тугая и правильной формы, соски очень темные, маленькие, размером с трехкопеечную монетку. Лобок покрыт растительностью плотной, как овечий мех, но густо черного цвета; эта треугольная клумбочка имела аккуратную форму, и промежность не была заросшей – видно, за девочкой своей она ухаживала. Бедра не широкие, а талия не узкая, но вполне сойдет… Ножки, как хорошо отполированные кегли – ни пятен, ни родинок. И уж совсем неожиданно маленькие ступни, не выше 34-го размера. Если прикинуть вес – килограмм сорок пять, не больше…

«И теперь это все – мое», подумал я. В полном моем распоряжении… Поздравляю себя, с дай бог, удачным приобретением… Я включил красный ночник и выключил настольное бра. И еще некоторое время любовался на нее при таинственном красном свете. Потом укрыл ее протынкой и улегся рядом, с удовольствием погладил крепкие грудки, потом лобок – это было восхитительно… Пусть поспит, да и я прикорну, времени у нас вагон – завтра суббота… Но не тут-то было!..

Танюха зашевелилась и начала стонать. Потом вдруг резко приняла сидячее положение и под стоны закрыла лицо руками. «Ты что?» - обеспокоенно спросил я.   – «Ой, меня кружит… мне плохо…». Ну что же, это знакомая ситуация, и времени терять не следовало. В ликвидации такой аварийной ситуации у меня был уже недюжинный опыт, такое частенько случалось во времена веселых студенческих попоек. Включив свет, я резко обхватил ее под колени и спину, и рывком взял на руки. «Пора передать привет Ихтиандру», - сказал я Санину фразу и потащил ее к в туалет. Поставив ее перед унитазом и согнув в три погибели, я скомандовал: «Давай!..».

Она конвульсивно закашляла, тужась всем телом, но из этого ничего не вышло – только изо рта обильно потекла слюна, густая, как клей… ну что же, на такое дело у меня тоже имелся отработанный приемчик. Ухватив левой рукой ее за волосы, два пальца правой засадил ей прямо в глотку и надавил на корень языка… и даже не успел выдернуть руку, как с шумом хлынул обильный водопад. И еще… и еще!.. Я опустил ее на коленки, а сам перебрался в ванную. Споласкивая руки, я слышал, как она продолжала пугать унитаз, задыхаясь – пока не прекратятся спазмы диафрагмы, вдох сделать практически невозможно…

Я поставил на кухне чайник, всыпал щедро чай в большую чашку. Содержание кофеина в чае может быть не меньше, чем в кофе, особенно если это растворимый суррогат. Звуки из туалета прекратились, и я пошел глянуть, как она там. А Танюха стояла на коленях перед унитазом, вцепившись в края, совершенно обессиленная, тяжело и часто дыша. Для меня – тут ничего нового, нормальная реакция, жить будет… «А ничего у нее попа!», -  подумал я, смыл воду и со словами «Ихтиандру сегодня не придется спать голодным», помог ей подняться на ноги и не без труда переместил в ванную комнату, ее штормило по-прежнему. Открыл воду, чтобы она смогла умыться  над раковиной. Но на полумерах я не остановился – вот здесь опять не подвела моя спасательская жилка. Я просто взял ее в охапку и пересадил в ванную. И стал поливать из душа тепловатой водой.

- Ой… - вдруг заговорила она, подставляя лицо под разбрызгиватель. – Ой, как хорошо!.. Еще… Еще!!! Лей на голову! – И на ее лице отразилось блаженство.

И я старательно поливал ее – похоже, дело шло на лад. Теперь несколько глотков горячего сладкого чая с лимоном, и дело в шляпе! Передав ей душевой шланг, я сходил за полотенцем, выбрав самое большое, которым можно было два раза обернуться. Затем заварил чай с лимоном и двойным количеством сахара, вынул Таньку из ванной, тщательно ее вытер и пристроил в койку. Затем отлил чай в небольшую чашку и заставил выпить.

- Ну, все, - резюмировал я, - теперь баиньки… ложись с краю, а я под стенку. И ни в коем случае не ложись на спину, только на бок! Если на спину ляжешь – может опять заштормить…

Я повернул ее к себе спиной, прислонился всем телом и взялся за сиську. Эта позиция, по моему мнению, является самой удобной из всех возможных для спанья с женщиной, и во всех отношениях. Подумайте сами – как еще могут так идеально совпасть обе линии двух голых тел? Да никак. Нет, лицом к лицу – тоже великолепно,  когда ее голова покоится на твоей груди, но тогда руки можно девать только за спину партнера. А если их пристроить в другую, более приятную точку, то под рукой такой точкой окажется только ее попа, (да и то для одной только руки!), и ничего больше. А при первом варианте получается, что можешь собой обнять женщинку всю, целиком: одна твоя коленка пристраивается между ее ног и плотно  прилегает к ее гениталиям, а ее попа согревает твои; одна рука из-под шеи свободно держится за сиську, а другая естественным образом ложится на ее лобок, где можно нежно перебирать волосики… и таким образом охват оказывается максимальным!

И еще что немаловажно – в такой позиции можно провести целую бесконечность, совершенно при этом не уставая. Ну, а если таки устал и бесконечность показалось не вечной, изволь, – решение с точностью до наоборот, то есть оба на другой бочок, и роли меняются с таким же повторением…  А если еще учесть, как вариацию или дополнение, что можно взять ее руку, завести ее так, чтобы организовать из ее ладони прокладку между ее же попой и твоим, (сами знаете чем), и получить еще непроизвольный массаж самого сокровенного у мужчины, то эту позицию для спанья по всем пирогам считаю непревзойденной. Просто и эффективно – короче, всем-всем рекомендую!..

Спокойной ночи,  несчастная ты девочка, подумал я. Ну ничего, все перемелется – ты же попала в руки к спасателю, и в обиду я тебя не дам…

Все, иду дальше. Утром, проснувшись, Танюхи рядом я не обнаружил. Спросонок забеспокоился, но уже увидел на столике ее одежду, а вскоре я услышал шум сливаемой воды. Здесь моя девочка!.. А потом появилась и Танюха, завернутая в полотенце, а другим полотенцем была обернута ее голова.

- С добрым утром, - приветствовал я.

- Да уж, с каким «добрым» - сказала она. – Голова просто раскалывается, что сил нет… У тебя есть таблетки?

- Как не быть, найдутся… - и я прямо во всей первобытной  красе отправился на кухню, чтобы сперва принять свою таблетку. И прямо из бутылки, которую я только приоткрыл вчера, тут же с наслаждением выпил добрую половину. Пиво было свежайшее, и газ из него не вышел – в нос так и шибало. Захватив в гостиной таблетку аспирина, я вернулся к Танюхе.

- О, и у тебя есть лекарство, - отметила она, запивая таблетку холодным чаем. – Я бы тоже, да нельзя… А чего ты, Андрюха, голый ходишь? Такой бессовестный!

- Да, вот срам какой… как же ж  такое можно?!.  - ответил я мгновенно, тут же ханжески прикрыв причинное место руками, – это надо же ж!.. Я голый, а тут кое-кто, не будем показывать пальцем… завернулся себе в полотенце и воображает, что под полотенцем он не голый!.. – Я еще глотнул пива и насмешливо посмотрел на нее.

- Я там не голая,  - возразила Танюха как-то даже с кокетством.  – Я в трусиках…

- А под трусиками-то!.. – придя от такого экскурса в полнейший восторг, закричал я с энтузиазмом,  - под трусиками,  ты, по-твоему – какая?! Разве не голая?!.

- Н-неет… - произнесла он с таким же кокетством, - если на женщине трусики, то она уже не голая…

- Ну, это мы сейчас поправим… - с этими словами я содрал с нее полотенце, повалил на спину и стал стаскивать трусики. За эти пару секунд я пришел в полную боевую готовность. Она упиралась, но трусики уже полетели на пол. Отбиваясь, она захныкала:

- Ну Андрюш, ну не надо… ну не надо, прошу!.. мне плохо, голова еще не прошла… Прошу, не сейчас!..

- Ну, ладно, потерплю, -  сказал я, отступая. – Хотя секс – лучшее средство для устранения как боли похмельной, так и душевной…  отвечаю, это лечит на ура!.. Это же проверено!.

Я хотел еще продолжить повитийствовать на эту тему, но тут кое-что заметил: я увидел маленький послеоперационный шрамчик под ее пупком, и еще два крохотных по сторонам, на уровне верхней границей волосяного треугольничка. Шрамы довольно свежие, еще не успевшие как следует побелеть. Ясное дело – лапароскопия по женским делам, Саня же говорил, что она бесплодна… Улегшись рядом, я обнял, поцеловал ее, но мысль о больничке родила преотличную идею! Какую именно – вы уже наверняка догадались: клизму сделать ей  срочно! Без зондирования почвы, без предварительной психологической обработки, безо всяких комплексов. Но такие штуки мне претят… И здесь мой внутренний голос настолько заявил о себе, что все другие возможные планы ушли на задний план.

Конечно, кавалерийский наскок – с криками «ура!!!» и с хуем наперевес, может, и хорошее дело… Однако без предварительной разведки, изучения местности и планов обхода с флангов он может обернуться позорным поражением! Может, я тогда уже бессознательно ощущал то, что понял гораздо позже – что-то представлялось не как прямая нить, а как нить на катушке, которая виток к витку наматывается  на нее. И это «что-то» мне подсказывало, что все на этот момент происходит в русле какой-то необычайно удачной, само собой складывающейся логики, и нельзя ей идти наперекор, потому что она и так уже все в русле правильного течения.

Я бы сам сейчас освежающую клизму принял бы с превеликим желанием, но прежде не поставить клизму ей прямо сейчас – это будет значить для меня, что я дурак навсегда…   ведь повод – лучше некуда!.. Ведь польза – очевидная!.. Дело только за малым – убедить! Именно убедить, а не заставлять!

А здесь я вынужден сделать отступление в повести, чтобы напомнить о некоторых нюансах нашей темы. Вот спрашиваю современных читателей, чтобы ответили даже не мне, а сами себе: вы лично, мужики, девушкам клизмы предлагали? И делали? Если да, то из каких побуждений и под каким соусом это было подано? Насиловали ли вы их при этом или убеждали? Если удалось - как и что при этом чувствовали, если учесть, что у вас могло это произойти, а могло и нет, и осталось только в вашем виртуальном воображении, которое вы иногда беспомощно пытаетесь среди нас выдать за реальность? .. И вопросов в этом ключе я могу добавить еще с десяток или около того…  Но поскольку, обладая полнейшей и абсолютно небеспочвенной уверенностью в том, что отвечать здесь на них мало кто захочет (и еще меньше кто сможет), прекращаю их задавать по причине  полной бесполезности. Ответьте на них сами себе…

…………………………………………………………………………………………………………………………..

Я спросил, как будто невзначай:

- Давно тебя в больничке оперировали?

- Да с год уже… Ты увидел?

- Ну да… Внематочная, да?

- Ага… А ты откуда знаешь? – удивленно спросила она. -  Ты же не врач…

- Я мог им стать, причем стопроцентно! - ответил я. – Но потом убоялся ответственности и подался в технари. Ну и несколько лет назад лежал в больнице с аппендицитом, чуть не два месяца. Там и нахватался – замучили меня там совсем… Представляешь, каждый день… (тут я сделал паузу, чувствуя, что от смущения краснею)…

- Что каждый день? – переспросила она.

Я все-таки смутился, хотя и цель была намечена, и повод подходящий… но то, что я хотел выразить, на несколько секунд просто застряло в горле.

- Да вот… Клизмы каждый день ставили, ты представляешь? – с деланным возмущением рубанул я. Она захохотала так, что я растерялся, но быстро перевел стрелки:

- А тебе клизму когда-нибудь делали – вот  такую большущую?

- Делали такую раз,  - просто ответила Танюха. -  Как раз перед этой операцией…

- Всего один раз за всю жизнь? Ну и как тебе? – тут же спросил я. Ее ответ оказался совершенно для меня неожиданным:

- Ой, это так смешно!..

- Так-так… А вот здесь интересно… - задумчиво протянул я после паузы, во время которой во мне забушевала буря трепетных эмоций. - Вот с этого момента, пожалуйста, поподробнее… Что же там такого смешного, расскажи, – шланг, что ли, который вставляют в задницу? Или другие больные, которые за этим наблюдают и радуются?

- Да нет, просто… В животе так булькает, а еще живот так раздувается…

- Понравилось тебе, значит?

- Да ну тебя, Андрюха… Не то чтобы понравилось, а было смешно.

Ну все, сладострастно подумал я в полном экстазе, мысленно потирая руки – вот удача так удача! Теперь ты у меня не отвертишься! И я, не в силах больше сдерживаться, заявил:

- Вот что, Танюха! Как же я мог забыть – а вот она, подсказка прямо с небес! Я сейчас же поставлю  тебе клизму… Большую!

Тут она в ужасе замахала на меня руками:

- Да ты сдурел, Андрха?!. Зачем это мне? И вообще, мне плохо, я еще поспать хочу…

- Да ну, Танька, ты что!, - с энтузиазмом закричал я.  –  Это как раз то, что тебе сейчас просто необходимо! Отличное средство и от головной боли, и от похмелья – ты что!.. После клизмы вздремнешь часок – и будешь как новенькая, гарантирую. Меня этому научила моя первая любовь, в Ростове. Она была врачом, и вот так спасла меня как-то… - Это, конечно, было полуправдой, клизму она мне сделала вовсе не от похмелья, а от  банального запора. Но я  с воодушевлением продолжал:

- Я, конечно, сам клизму не люблю (а вот это  была уже откровенная ложь), но… иногда пользуюсь, и тебе говорю – это первеющее средство…  - (Ей-богу, мне даже самому понравилось это «иногда»).

- Да врешь ты все… - устало сказала Танька, натягивая на себя простынку повыше, а затем добавила, приложив ладонь ко лбу: - Вроде как голова уже проходит… А ты пива выпил, тебе хорошо…

- Я вру?!. – возмущенно отпарировал я. -  Вот подожди, я сейчас одну книжку принесу. – И я пошел на кухню. Там откупорил следующую бутылочку, налил полный стакан, полюбовался дивной пеной и выпил. В гостиной снял с полки увесистый том «Большой медицинской энциклопедии», и вернулся к Танюхе. Найдя нужное место, я зачитал: «Очистительные клизмы (опорожнительные) назначаются при запорах различного происхождения, при пищевых и других отравлениях с целью удаления токсических веществ», ну и так далее…

- Вот – сама почитай! Так что это тебе сейчас просто необходимо, ясно? – торжествующе заверил я. -  Сама убедишься. Сделаем тебе полезную смешную клизму, и посмеемся вместе!

Но она читать не захотела – просто  повернулась на бок и промолчала, закрыв глаза. Я это принял как знак согласия, и пошел готовить аппарат, достав из потайного места в шкафу. Это была старая-престарая красная грелка, залатанная в трех местах – когда-то за негодностью мама выбросила ее в мусорное ведро, а я подобрал, залатал и присвоил. Проходную клизменную пробку я с трудом разыскал в старых ящиках, а шланга и крана не было вовсе – первый истлел, а второй куда-то делся.  Шланг я заменил трубкой из ПВХ, принесенной с завода, а силиконовых трубок тогда еще не то чтобы не знали, но их по определению еще не было. А в качестве зажима я использовал хирургический, пару которых я когда-то… нет, не украл, а взял на память, когда выписывался из того клизмо-хирургического отделения.

Вообще-то в распоряжении семьи была еще неубиенная металлическая кружка Эсмарха – вещь для меня крайне неудобная, особенно в том случае, когда не хочешь  спалиться. Резиновую можно быстро и легко спрятать вместе с водой в случае внезапного шухера, а с той такой номер не пройдет  - это чистое палево… зато от прежней такой, еще бабушкиной, остался наконечник из черного эбонита – этим наконечником я особенно дорожил. Технологически он был само совершенство, с утолщением в середине и сужающийся к основанию. Старые клизмо-инженеры явно знали, что делали, применив для этой разработки именно такую форму, это вам не то говно, которое делали позже и изготовляют по сегодняшний день – если его не придерживать, выскальзывает… да это просто идиотизм!

Итак, в каком-то диком возбуждении я приступил… Поставил на газ литровую кружку воды, всыпав туда столовую ложку соли без горки. Размешав, залил в клизму и добавил еще полкружки, по Танюхе это оптимальная доза. Закрутил и повесил в ванной на крючок для полотенец. Дальше сделал такую манипуляцию: поднял наконечник выше уровня емкости, отщелкнул зажим и дал заполниться водой примерно наполовину, я всегда так делаю. Зачем я оставляю в трубке примерно половину воздуха, увидите позже… Защелкнув зажим, я окунул наконечник в пузырек с глицерином. Ну что же, готовься, Танюха – сейчас ты просто офигеешь!..

Вернувшись к ней, я бухнул клизму в ногах кровати, та весело булькнула. Потом весело скомандовал:

- «Избушька-избушька! Павэрнысь к лэсу пэрэдом, ка мнэ задом и чуть-чуть нагнысь»…  Короче, давай ложись, девочка, на левый бочок… - Она хохотнула, тяжело вздохнула, не сказав ничего, но подчинилась…

Я отвернул снизу покрывающую ее простыню, открыв себе и всему белому свету прекрасное произведение природы – женскую попу. Оттянул рукой верхнюю ягодицу и стал внимательно изучать поле деятельности.

- Ну, ну, чего ты там смотришь?!. – тут же завозмущалась Танюха, пытаясь прикрыть свои сокровища рукой. – Какой же ты бесстыжий!..

- Я стыжий, - отвечал на это я, поглаживая ее ягодицы. – Только я настолько ценю эту красоту, что не любоваться ей просто выше моих сил… Который раз вижу, но не устаю поражаться, как природа сумела создать такую дивную в своем совершенстве штуку!

- Меня там еще никто так не разглядывал, -  продолжая смущенно прикрываться, сообщила она. -  Видишь, мне стыдно…

- Разве совсем никто и никогда? – насмешливо возразил я. -  А гинеколог?

- Гинекологи, - бабы!.. – в сердцах аргументировала она.

- Ну, это не обязательно. И потом – вот именно, бабы! Бабищи!.. У них самих такое, и в восхищение их это не приводит! А я зато в каком восторге – все смотрел бы и смотрел… Я не понимаю, что за мужики у тебя были… Дурачье – только совать они горазды, да и то только в темноте и под одеялом! А чтобы посмотреть и порадоваться – ума, что ли, не хватало?

Она вздохнула и руку убрала. Я взял в руку наконечник, опять оттянул верхнюю ягодицу, но процесс не спешил начинать, с интересом разглядывая ее анатомические особенности. Как я отметил еще во время первого траха в почтовом отделении, по расположению гениталий она причислялась к т.наз. «сиповкам», то есть когда вход во влагалище смещен кзади – чтобы войти спереди, ей нужно задрать ноги как можно выше. Промежуток между влагалищем и анусом минимален, а писька просто безупречна, щелочка такая аккуратная, плотная, малые губы надежно спрятаны внутри. Я люблю, когда они наружу не выглядывают…

- Ну что же, приступим, - произнес я, провел пальцем по смазанному наконечнику и прикоснулся им к ее темному пятну в разводах мелких лучиков. Разведаем сначала, что у нас там… и ввел фалангу пальца за тугой сфинктер, немного повернул, ощупывая изнутри.

- Ну-уу!..   Ты что делаешь?!. – запричитала она.

- Как что? Смазываю… - ответил я с полнейшим хладнокровием, хотя сердце от восторга так и колотилось! – Все, спокойно, приступаем… Ты вот что: нижнюю ножку вытяни, а верхнюю подбери, повернись еще чуть-чуть животом вниз, и отпусти его на волю… Вот так, прекрасно!

Я был ужасно горд тем, что действую с хладнокровием бывалого профессионала, который все уже видел-перевидел, хотя от волнения сердце просто выскакивало, адреналин зашкаливал… На самом деле, клизм на тот момент своей жизни я девкам  поставил считанные разы, а Танюха  была только лишь третьей по счету. Зато теорию знал назубок так, что  вполне заслуживал вручения красного диплома за это предмет – всю доступную на то время медицинскую литературу я основательно изучил… Приставив наконечник и придав ему правильное направление, я уверенно и быстро ввел его по поясок одним движением. Она чуть вздрогнула, издав какой-то тихий голосовой сигнал – это нормально! Но воду пускать не спешил – почему же, черт меня побери, (спрашиваю я себя сейчас), меня охватывала такая эйфория от зрелища торчащего в женской попе клизменного шланга? И почему, черт побери, я испытываю что-то похожее до сих пор?..

Она вывела меня из ступора вопросом: «Ну что там, ты включаешь, нет?.. Я же приготовилась…». Я поднял аппарат выше уровня своей головы, произнеся: «Ну, принимай…» - и отщелкнул зажим. Шланг явственно вздрогнул, я просто обожаю этот первичный гидроудар, который возвещает, что тугая струя ворвалась в систему человеческого тела и неудержимо заполняет трубы… Через пару секунд я понял, что основной пузырь не сдвинулся с места; такое бывает, когда в широкой трубке вода начинает обходить его, стекая по стенкам, но поправить это очень просто – я на мгновение пережал пальцами трубку и тут же отпустил. И вуаля!.. – через секунду я услышал желаемое, прозвучавшее как «П-р-р-уу-Т!..», когда подготовленный пузырь ворвался в Танюхин организм и пошел прогуливаться у нее внутри, навещая всякие потаенные уголки ее сосуда. Я тут же опустил емкость на уровень своей груди, начало положено, теперь дело за спокойной клизмой…

Как ни удивительно, но живая реакция Танюхи на такой нюанс целиком и полностью совпала с ее первичной оценкой – она тут же воскликнула «Ой!.. Булькает!..». И, одной ладошкой схватившись за живот, а другой прикрывая лицо, она смущенно захихикала… Но интимные звуки из ее внутренностей, естественно, маленькая ее  ладошка никак не смогли скрыть от моего слуха.  Я явственно слышал, что водичка там гуляет подобно тому, как бродит деревенский зевака по городскому универмагу в пассаже, навещая разные секции и отделы и при этом бормоча себе что-то неразборчиво под нос… Там он скажет «тр-рр…», там «бр-рр…», а еще где-то издаст поцелуйный звук или вообще что-то непонятное пробулькает…

- Боже, бож-же!.. -  произнесла Танюха в свою левую ладошку,  - Мамочка, вот я дожилась… Подумать только, мужик – мне клизму ставит!..

- А вот сама бы себе – ты догадалась бы? -  мгновенно отреагировал я, потихоньку поднимая кружку все выше, -  в школе такому не учат…

Все шло, как по маслу, и жидкости оставалось совсем немного, я  задрал клизму уже настолько, насколько позволяла длина шланга. Но когда Танюха сообщила, что больше не может принимать, потому что «живот совсем расперло», я немедленно перекрыл воду. Наверняка граммов двести не влилось, я все-таки неверно прикинул первоначальный объем, который она сможет принять, полтора литра для нее многовато, она явно уже заправлена под завязку, больше нельзя… Кишечник-то физически способен принять еще, но если подопрет диафрагму и нажмет на солнечное сплетение – возникнет ощущение тошноты. В таком деле дискомфорт просто недопустим, тогда весь эффект ни к черту все старания насмарку!

- Если на низ позывов нет,  - сказал я, вынимая наконечник, -  то полежи, сколько сможешь. Нужно время на обмен, вытягивание всякой гадости из крови, понимаешь? Ну и животик еще потянется… водичка по всем отделам пройдется.

- Да полежу… - сказала Танюха, запустив руку под простыню, где начала поглаживать себя по животу. – Андрюха… а ведь правда прикольно!

Не скажу наверняка, но на тот момент мне показалось, что лучшей оценки моей деятельности я не слышал за всю мою прежнюю жизнь!!. Потом я часто задавался риторическим вопросом – кода ей вставили первую в жизни клизму, то воздух по кишке запустили сознательно или непреднамеренно? Я-то дошел до этого чисто эмпирическим путем, а больничные клизмирующие, может, по ошибке? Это по сей день это остается тайной для меня…

Минут через несколько Танюха почувствовала, что пора. Я помог ей подняться с постели, и она даже не пыталась прикрыться руками. И очертания ее фигуры опять привели меня в восторг – она теперь была как бы явно беременна, животик выпячен и тверд, как футбольный мяч. Это зрелище для богов, скажу я вам… Я, естественно, не преминул того, чтобы с жарким поцелуем прижать ее к себе и погладить по заполненному животику, и тут же  взять ниже…

- Пусти, Андрюха, пусти… Ты что хочешь, чтобы я прямо тут обделалась?..- сказала она вполне серьезно, освобождаясь. Я, разумеется, внял и отпустил. А пока отклизмированная как следует Танюха там освобождается от своих токсинчиков, я отвлекаюсь от действия с целью кое-чего вам, уважаемые читатели, напомнить, чтобы ввести в курс дела…

Кстати, вы не забыли, что это был 1985 год? Если даже не забыли, то все равно внести некоторую ясность в обстановку я считаю делом совсем не лишним. Итак, первое: секс в СССР к тому времени уже был, хотя до старта сексуальной революции должны были еще пройти пара-тройка лет, когда секс вдруг стал общедоступным достоянием советского народа – я имею в виду  массовые публикации в СМИ, где о сексе не говорил уже только ленивый… Перестройка, гласность, свобода слова!.. Запад-Восток бхай-бхай! И, как результат – придурки-«журналюшки», которые наперегонки пытались занять эту нишу, изображая из себя знатоков, глашатаев или даже гуру в этой области. Помню, как я ржал, читая тогда их тупорылые и корявые аматорские изыски! Но заверяю своим честным словом, – дилетантов, тупорылых дрочил и придурков тогда было куда меньше, чем сейчас! Но они и тогда были – куда же от них денешься?.. Если тогда эту публику не перебили, то вполне естественно, что они с тех пор только наплодили себе подобных....

Короче, к чему это я? Просто повторю, что секс таки уже был. А сексуальной клизмы-то еще не было! И ни медфетиша не было, ни БДСМ… Ничего подобного не было, черт возьми!.. Вы не поверите, но клизма могла занимать нишу чисто медицинскую и к сексу никакого отношения не имела!..  И я был один-единственный во всем доступном мире! Смешно, да?.. И вся пикантность индивидуальной клизмофилии заключалась именно в том, что связать ее с сексом напрямую не представлялось возможным, на тот момент мы еще не достигли такой широты взглядов. Правда, судя по фактам современности, некоторые люди и посейчас испытывают трудности по поводу приобретения клизмы в аптеке…

Характерный случай как раз произошел со мной незадолго до моей пересечки с Танюхой. Вот там, в том самом домике, где находилась и Сашкина мастерская, и Танюхина почта – там сбоку была еще и аптека. Не помню, зачем я туда зашел, за какой-то мелочью, но по факту ушел ни с чем… Как сейчас помню – был конец месяца, а для плана и премии в этих числах в продажу поступал дефицит. Догадались, что это был за дефицит?

Рисую картинку: зайдя в аптеку, я застал там небывалое оживление торговли, стояла очередь в два ряда, причем она состояла из одних женщин. Когда я увидел, какого рода товар они разбирают нарасхват, я просто охренел и впал в ступор от неожиданности… Трое работников аптеки трудились в поте лица, продавая жаждущим женщинам резиновые кружки Эсмарха, именно клизмы с неотъемным шлангом, а не комбинированные грелки! Я это очень хорошо запомнил по тому, как именно их выносила работница из задней комнаты в торговый зал. А она заносила их пачками, держа пакет из кружек над головой, чтобы болтающийся внизу штакетник из шлангов не тащился по полу. Сваливала их на стол, и тут же отправлялась за новой партией, но к ее следующему приходу то, что она успела принести, уже было распродано – хватали и по две, и по три… Одна работница резво принимала деньги и пробивала чеки,  другая выдавала товар по чеку, по ходу комплектуя его пакетиком из картонного ящика под прилавком, в котором содержались два наконечника (клизменный и спринцовочный) и зажим, а мелкая толстая пигалица все таскала и таскала из закромов…

Ужас!!. Да, ужас! Ужас весь в том, что я по определению своему не мог стать в эту очередь… У меня ведь чуть кожа с лица не полезла от такого пиршества, в котором я никак не мог поучаствовать. Как в коде той сказки – «и я там был, мед-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало»! А они покупали себе запросто, как берут горячий хлеб в магазине… а я, как бы мне не хотелось – не могу! И я позорно ретировался с горящим лицом, глотая слюну, с щекочущим нервы вопросом – что происходило или должно было произойти с этими клизмами, зачем женщины их так рьяно разбирали, с какой целью? Не водку же в них все они собирались выносить со спиртзавода и не чай в них заваривать? И места для сомнений тут не оставалось, а только завис вопрос: большинство из покупательниц  это приобретение применили по прямому назначению в первые же часы после покупки или немного погодя? Что это вообще было – я вас всех спрашиваю прямо сейчас!.. Конкретнее  даже спрошу и короче – на хрена они их покупали?.. Неужели и для секса тоже?!.

Вот так-то, Андрюха, сказал я себе, открывая третью бутылку пива, можно было приобрести, но нельзя. «А вот так-то, Андрюха!!.», - спустя мгновение заорал я внутренне, и ликование пронзило меня, как разряд электричества! Теперь-то проблема приобретения новенького аппарата перестала быть проблемой! Эх, Саня-Санька, он даже и представить себе не сможет, какой грандиозный подарок он для меня сделал! И избавившись с моей помощью от Танюхи, мне очень благодарен и даже считает меня своим должником…  А ведь если по чести, то это я теперь перед ним в неоплатном долгу!

А как быть сегодня с моим желанием получить этот кайф? Да никак. Надо секс развивать и закреплять, а остальное приложится. Если даже вдруг Танюхе придет в голову самой предложить поставить клизму мне (что крайне маловероятно), то все равно придется наотрез отказаться. Ведь сам обозначил же, что это дело я не люблю, надо держать марку, а уж тем более не раскрывать себя. «… А торопиться не надо…»!

Ну вот,  постепенно и плавно подходит к концу вторая часть моего повествования, которое меня так и подмывает назвать поэмой. Подробности развития наших отношений я перенесу в следующую главу. Добавить могу только самое важное: по возвращении Танюхи из ссылки в туалете я понял, что она очень даже удовлетворена результатом, что выразила фразой типа «Ой, как легко стало!..», и мы тогда впервые поцеловались по-настоящему… Ну а потом был настоящий трахательный взрыв, я дал ей в этом призадуматься, показав, что такое «мастер-класс».  Ну и само собой, напоследок она получила от меня полное техзадание по поводу аптеки – заказать по блату и приобрести новенький аппарат, а лучше два, то есть и для себя тоже. Это был беспроигрышный ход: аптечный склад был буквально у нее за стенкой, а соседки- аптекарши были хорошо знакомы с Танюхой-почтовичкой.

- Спасибо, Андрюха… - глядя куда-то в пространство мимо меня, произнесла Танюха, когда я, провожая, довел ее до почты. И после паузы добавила со слезами в глазах:

- А Сашку я все равно люблю!..

Все, занавес…


 А. Гордеенко (altent)  © 2019г.

 

Назад в оглавление     

Глава первая.